Томми Эммануэль: 'Музыкой я пытаюсь рассказать историю без слов'

«Один из лучших гитаристов мира», - гласит афиша московского концерта Томми Эммануэля. Однако учитывая, насколько разнообразен гитарный мир, попытка определить лучших вызывает недоумение. Мастера классической гитары, джазовые гиганты, виртуозы фламенко, легендарные монстры рока - найти критерий, чтобы кого-то из них назвать лучшими, а остальных причислить ко второму ряду, практически невозможно. Музыка - не спорт, технические показатели здесь малозначимы, и даже самые авторитетные оценки остаются субъективными.

Тем не менее, определение с афиши вполне подходит Эммануэлю. Безусловно, он стал одним из самых ярких современных гитаристов, со своим индивидуальным почерком и неповторимой манерой игры, который исполняет оригинальную музыку в моментально узнаваемых аранжировках. Критики затрудняются определить его музыкальный стиль, поэтому музыка Томми Эммануэля никак не укладывается ни в один из существующих форматов. Эммануэль испытал влияние многих знаменитых исполнителей, но его музыка никогда не была повторением пройденного - так, как он, на гитаре раньше не играл никто. Уникальный стиль Томми изменил гитарный мир, и теперь он сам стал одним из немногих, кто оказывает влияние на развитие техники игры на инструменте.

Сам характер выступлений Эмануэля - сольный гитарный концерт, на сцене весь вечер один музыкант, без аккомпанемента - необычен и встречается только у классических гитаристов. Но со сцены звучит не классика, а современная музыка разных жанров и стилей. Надо признать, Томми Эммануэль производит большее впечатление в живом выступлении, чем в студийной записи. Его игру надо видеть.

Конечно, обычного слушателя вначале привлекает блестящая виртуозность маэстро, некоторая эксцентричность его сценического стиля, элементы цирковой подачи. (Есть в цирке такой жанр клоунады - музыкальный эксцентрик, когда артист катается на одноколесном велосипеде и при этом играет на скрипке или кларнете). Но вскоре внимание к внешней стороне шоу уходит, и зал погружается в «перпетуум мобиле» музыкальной мысли артиста. К тому же на сцене Эммануэль - не погруженный в себя гений, а остроумный артист, шоумен, который живо взаимодействует с аудиторией прямо во время игры.

Австралийцу Томми Эммануэлю 31 мая 2015 года исполняется шестьдесят лет, и на сцене он профессионально работает с детства. Его кумиром с ранней юности был знаменитый американский кантри-гитарист Чет Аткинс, которого он услышал по радио, и его влияние заметно в музыке Томми до сих пор. В 1997 году мечта Томми сбылась - он записал дуэтный альбом с великим маэстро, что сделало его имя известным в кругах ценителей кантри и джазовой гитары. Международная же известность пришла к Томми Эммануэлю после Олимпийских игр 2000 года в Сиднее, где на церемонии закрытия игр они с братом сыграли эксцентрический «цирковой» номер - вдвоем на одной гитаре. После этого начались крупные мировые туры артиста по Америке и Европе, а сам он перебрался в столицу кантри - Нэшвилл, штат Теннесси. Жаль, что всемирная популярность пришла к музыканту поздно, когда ему было уже за сорок, но зато теперь Томми частый гость в Европе, неоднократно бывал он с концертами и в России. Наш разговор с Томми Эммануэлем - о его музыке, его вкусах, о том, что он хочет сказать людям своим творчеством:

В чем корни, истоки вашего стиля игры? Классическая гитара, блюграсс, джаз, цыганский стиль «мануш»?

Мой стиль напрямую происходит из музыки Мерла Трэвиса, Чета Аткинса, Джерри Рида, но я испытывал влияние самой разной музыки - классики, джаза, свинга. Я рос на музыке кантри, рок-н-ролле и ритм-энд-блюзе. Мой стиль - смесь очень большого количества жанров.

Вы играете только сольно или иногда работаете с другими музыкантами?

В концертных турах я играю соло, но я сотрудничаю с музыкантами, чье творчество подталкивает меня к новым идеям, Это и пианисты, и саксофонисты, и барабанщики, и басисты… У меня есть ансамблевые альбомы. В центре моего внимания - сама пьеса, песня, то, как она будет звучать… Я старюсь все время учиться, вбирать все новое, чтобы мои пьесы становились все лучше.

Каков баланс между импровизацией и композицией в вашей музыке?

Импровизация - это то, чем я занимаюсь каждый день, стараясь создать новые идеи. Пианист Кейт Джаррет импровизирует каждую свою вещь, и это исключение, но я тоже пытаюсь делать подобное. Но главное для меня - это композиция. Главное - сочинить мелодию. Я музыкой рассказываю историю, я создаю образ, который возникает в моем воображении, и пытаюсь, чтобы этот образ возник в воображении слушателя, я делаю невидимое музыкой. Я пытаюсь рассказать историю без слов.

Как вы определите ваш собственный музыкальный стиль? Он ближе к джазу, к кантри, к world music?

Для меня все, что я играю - это большое кантри. Даже если я играю джазовую тему, это тоже кантри. Можно попытаться описать мою музыку как worldmusic, но это другое. Это музыка Африки, Индии, Южной Америки, это этническая музыка всего мира, включая и европейскую, например, шотландскую. А я стараюсь соединить все вместе, и в том числе музыку кино, которую я очень люблю. Я стремлюсь писать музыку, которая будет запоминаться, будет трогать душу, будет рассказывать историю. Я не воспринимаю себя как просто сольного гитариста, но стараюсь сделать возможности выражения бесконечными.

Какие гитары вы используете в концерте?

Две гитары Maton EBG808 TE и одну Maton TE 1. Они сделаны по моему заказу и спецификациям, но теперь продаются как серийные.

Используете ли вы сложные современные технологии, электронику?

Да, но не какие-то сложные эффекты. У меня на сцене нет эффектов. Я использую преамп немецкой фирмы AER Pocket Tools Colorizer и усилитель AERCompact 60. Я включаю гитару через тюнер Boss в преамп, и далее сигнал идет в консоль. Это один сигнал, а второй сигнал идет из преампа в усилитель, а из него через DI-out опять же на консоль, и далее портальную систему, в комплекс звукоусиления. Микс между этими сигналами - это и есть мой звук.

Мне довелось встретиться в 1999 году с Четом Аткинсом, и я спросил его, среди прочего, какой ревербератор он считает лучшим. Он ответил совершенно неожиданно - «лучшая реверберация была у нас в школе в туалете».

Это точно! Вообще лучше всего звучит живой зал, живое помещение, натуральная акустика, вокзалы, соборы, лестницы, холлы и так далее. У меня на сцене нет ревербератора, это все делает мой звукорежиссер. При записи студийных альбомов я использую ревербераторы Lexicon. Кстати, Чет Аткинс был не только великий музыкантом, но и выдающийся продюсером, у него много наград «Грэмми», он их получил как продюсер, и он был отличный инженером, много занимался записью.

А вы применяете старые пружинные ревербераторы, встроенные в комбики?

Нет, это не тот звук, но мы с Аткинсом использовали листовые ревербераторы AKG AMT, вот у них был прекрасный звук. Но многие годы я использую Lexicon, это то, что надо, Lexicon - настоящий «друг гитаристов».

Еще одна уникальная встреча: лет пятнадцать назад я говорил на Конгрессе AES с Лесом Полом. Мы были на стенде персональных ушных мониторов IEM, и Пол сказал, что собирается купить их для выступлений в клубе. А как вам мониторинг в наушниках?

Мне это не подходит, я на сцене один, мне не нужно слушать других, зато нужен настоящий реальный звук сцены и зала, поэтому я пользуюсь обычными напольными мониторами, это то, что мне надо.

Используете ли вы семплирование, игру под семплы или воспроизводимую фонограмму?

Нет. Когда-то я применял это, в том числе на ранних альбомах, теперь нет, на сцене - никогда. Все, что звучит на сцене, должно быть сыграно здесь и сейчас. Очень важный человек в моей работе - мой постоянный персональный звукорежиссер Стив Лоу. Мы вместе тщательно работаем над звуком. Он делает из моего сигнала большой «жирный» звук, который идет в зал. И он занимается эффектами. Когда слушатель слышит реверберацию, задержку - это не моя работа, это делает он. И он получает за это хорошие деньги. (Смеется.) И у меня есть еще два тур-менеджера, которые занимаются организационными вопросами.

Последние годы вы играете только на акустической гитаре, не на электрической?

В общем да, но летом этого года я буду гастролировать в Италии с биг-бэндом, поэтому я буду играть также на электрогитаре, это будет Fender Telecaster. У Fender «мой» звук, я его люблю больше всего. В туре я вожу три гитары. Две академические, а третья имеет другой размер. У одной гитары обычный строй, и я с ней ничего не делаю, а у двух других другой строй, я не кручу колки и не меняю строй на сцене, а сразу меняю одну гитару на другую.

Ваш стиль и техника игры меняются от акустической гитары к электрической, или остаются теми же самыми?

Мой стиль зависит от того, какую вещь я играю. В остальном различий нет, именно в отношении типа инструмента - акустической или электрогитары.

Вы всегда используете кольцевой плектр на большом пальце или можете играть и без него?

Нет, я в разных пьесах играю по-разному. У меня не очень крепкие ногти, поэтому они, как видите, совсем короткие, я не могу их использовать, но я добился того, что кончики моих пальцев стали очень твердыми и они дают звук, как ноготь. В некоторых пьесах я играю обычным плоским медиатором, но я могу играть и в технике finger-pick медиатором.

Играете ли вы на гитаре с нейлоновыми струнами или только со стальными?

Я играю на гитаре с нейлоновыми струнами дома в Нэшвилле, в процессе работы над композициями, но в концертных турах я использую только три гитары, как я уже говорил, и там стальные струны. Я люблю нейлоновые струны, но звук гитары со стальными струнами - это мой «голос».

Вы записываете дуэты с самим собой, как это делал в ранних вещах Лес Пол, выстраивая многослойную фактуру из сыгранных им треков?

Нет, я этого не делаю. Хотя на моем последнем альбоме я играю партии и ритм-гитары и мелодическую линию. Но это только одна пьеса. В большинстве моих композиций я играю сразу все, как на фортепиано.

А используете ли вы игру тэппингом, технику touch-style, как Стэнли Джордан?

Нет, мне не нравится этот способ игры, он меня не трогает. Он слишком отличается от нормальной гитары, у меня нет желания играть тэппингом. Я мелодист, для меня главное мелодия и чувство, и, конечно, звук. Тэппинг позволяет создавать сложные гармонии, полифонию, но он, на мой взгляд, недостаточно эмоционален. А для меня важно чувство, я люблю Клэптона и Джеффа Бекка и музыкантов вроде них - тех, кто несет мелодию и эмоцию.

Ваши музыкальные идеи ближе к року или к джазу, в гармоническом отношении, например?

Я люблю все стили музыки. Я люблю фламенко, я люблю AC/DC, я люблю Сеговию, я люблю хороший рок и хорошую поп-музыку. Все что наполняет душу. От Ареты Франклин до Бонни Рэй. Здесь в России я встречал много хороших музыкантов, мой друг Алексей Архиповский играет на балалайке, и игрой на таком маленьком инструменте он изменил музыкальный мир, кто бы мог подумать, что такое возможно, это замечательно!

Да, его балалайка иногда звучит как банджо Эрла Скрэггса…

Верно, и как банджо тоже.

А некоторые ваши пьесы напоминают мне о Джанго Рейнхардте…

Я люблю Джанго!

Я это почувствовал, и вы же играете его «Les Nuages»…

Люди все время мне говорят, что считают Джими Хендрикса величайшим гитаристом в истории, но это не так - Джанго главный!

Да, это был абсолютный гений!

Я очень люблю Джими, его игру, его стиль, но для меня Джанго - номер один вне всякого сравнения, он лучший!

Я слышал, что вы не пользуетесь нотной записью?

Да, я не читаю ноты, я все играю по слуху.

Но это же не так трудно, научиться читать и писать ноты…

Для меня это очень трудно.

И вот эти длинные, сложные по структуре композиции, с развитыми частями, с изощренной фактурой…

Да, все это у меня только в голове, я все запоминаю, все держу в памяти. Я могу ехать в машине, и мне приходит в голову идея, мелодия, и я ее держу в голове, пока не возьму в руки гитару и не перенесу на инструмент.

В таком случае у вас феноменальная память!

Да, вот такая, все держу в голове.

Вы удалили часть лака с верхней деки, сделали это место шершавым и используете гитару как уошборд (washboard, стиральная доска - народный ударный инструмент, - прим. RS) или маракас. Это ваше изобретение?

Да, и не только это, я играю на гитаре щетками от ударных, играю щетками по микрофону, играю по корпусу гитары как по бонгам, и много чего еще, все это такое «развлечение». Живое исполнение на сцене - это развлекательный бизнес, когда весело и классно, когда публика радуется - это нормально! That's Entertainment! («That's Entertainment!» - название знаменитого бродвейского мюзикла 30-х, - прим. RS).

Автор выражает глубокую признательность Тимуру Ведерникову и Леониду Розину за помощь в организации интервью.








>> Новую пещеру открыли в Тайшетском районе >> Богатые и бедные питаются одинаково вредно >> Омские школьники сдали экзамен по базовой математике без эксцессов